Евреи в Москве: Предыстория  

Лазарь Поляков

 История Московской общины

 

   Первые сведения о пребывании в Москве евреев - торговцев и лекарей относятся к концу XV века. Однако их первые поселения возникли только к концу XVIII - началу XIX веков.
   Как отмечает известный еврейский историк и архивист Юлий Гессен, Россия во второй половине XVII века «присоединила к себе чужие земли, на которых сидели организованные еврейские массы, и таким образом евреи появились в России одновременно в значительном числе и притом - неподвижно оставаясь на своих местах. С момента этой инкорпорации началось непрерывное течение истории еврейского народа в России».

 Решающую роль для евреев сыграл запрет на их поселение, связанный с реакцией властей светских и церковных на распространение религиозного движения, окрещенного «ересью жидовствующих». Толчком к этому послужили и некоторые исторические события. Речь идет о пребывании в Москве в начале XVII века Лжедмитрия I с многочисленной польской свитой. Позже было официально объявлено, что Лжедмитрий II «родом жидовин» (крещенный еврей). Так представления русского общества о евреях, ничем ранее не отличающееся от представлений о других иноверцах, приобрели религиозно-политическую окраску.

В 1791 году было принято дискриминационное законодательство о «черте еврейской оседлости», которым регулировалось расселение евреев в Российской империи. По этому законодательству, которое действовало до начала XX века, евреи пользовались правом жительства в пятнадцати западных губерниях и царстве Польском. На остальной территории им разрешалось только временное пребывание.

Среди временных мигрантов еврейского происхождения, находящихся в Москве в начале XIX века большинство составляли выходцы из белорусских губерний, позже - из Прибалтийского края и Волыни. Это были купцы и комиссионеры, закупавшие мануфактуру. Проживали они в Зарядье - в Глебовском заезжем дворе. Этот дом в первой половине XIX веке становится единственным законодательно установленным местом проживания приезжих евреев в Москве. Только в 1856 году евреи получают право свободного расселения на территории города. Возникает новое еврейское поселение в Зарядье - Мурашковское подворье.

К этому моменту в Москве уже имелось постоянное еврейское население, состоявшее из отставных нижних чинов армии и членов их семей. В 1846 году по неофициальным данным, эта группа насчитывала 313 человек: 253 мужчины и 60 женщин, а в начале 50-х годов - 374 человека, причем заметно увеличивалась численность женщин, возросло число семейных пар.. эта группа образовалась после принятия в 1827 году указа об отбывании евреями рекрутской повинности. Свободного населения среди евреев, постоянно проживающих в Москве, в это время практически не было. Только с выходом в отставку, расквартированные в Москве рекруты приписывались к мещанскому сословию и затем привозили из губерний «черты оседлости» свои семьи. Расселялись они в старых многоквартирных домах и в городских предместьях. Значительную долю поселенцев составляли «кантонисты» - люди, попавшие в рекруты еще детьми и обращенные в православие - зачастую насильственно.

Только после отмены административных ограничений на право проживания вне «черты» для купцов 1-ой гильдии, ремесленников и лиц с высшим образованием (в 1859-1878 годах) масштабы легальной миграции евреев в Москву заметно возросли. Привилегированные группы, обосновавшиеся в столице, селились в престижных районах - на Арбате, Сретенке, Мясницкой, Тверской и Яузской улицах. Постепенно туда же, а также на Пятницкую и Якиманку переезжали преуспевающие ремесленники и мелкие торговцы. К 1891 году в Москве, по неофициальным данным проживало порядка 40 тысяч евреев - легальных и нелегальных мигрантов. Они во многом развили и расширили торговлю, создали новые промышленные отрасли.

Резкое ухудшение правового положения евреев, характерного для Российской империи на рубеже XIX - XX веков, дало себя знать и в Москве. 29 марта 1891 года при поддержке московского купечества было принято решение о выселении из города всех нелегальных мигрантов, мелких торговцев и ремесленников. В 1892 году так называемое московское изгнание приняло еще больший размах. Принудительному выселению подверглись отставные нижние чины, не принявшие православия, и их потомки. По оценкам историка С. Вермеля: «в течение трех лет из города было выселено около 35-38 тысяч человек». усилился поток эмиграции в Северную Америку в таких масштабах, что правительство Северо-Американских Соединенных Штатов было вынуждено командировать в Москву специальную комиссию по расследованию. Возросли потоки эмиграции в Польшу - в Варшаву и Лодзь - где русские евреи послужили поводом для обострения еврейско-польских отношений, в их адрес были брошены обвинения в попытке русификации Польши.

Особенностью расселения евреев на рубеже XIX-XX веков было их сосредоточение в ближайших пригородах Москвы. Часть нелегальных мигрантов селилась в пригородах, где полицейский контроль был не столь сильным. Другие попадали туда после принудительного выселения из столицы. Такие очаги возникли в Марьиной Роще, в Черкизове, в Беляеве-Богородском, во Всехсвятском и Петровском парке. Численность евреев здесь в период первой мировой войны возросла благодаря тысячам беженцев из западных губерний и Царства Польского.

Некоторый прирост численности евреев в Москве наблюдался в начале нынешнего века и был связан с притоком крупной буржуазии и интеллигенции. При этом существенную роль, по мнению Н. Лескова, сыграло стремление евреев к получению высшего образования. «Как только при императоре Александре II было дозволено евреям получать не одно медицинское образование в высших школах, а поступать и на другие факультеты университетов и в высшие специальные заведения - все евреи повели детей в русские гимназии...»

Ведущая роль древней русской столицы в общественной жизни страны, ее превращение в крупнейший экономический, научный и культурный центр создавали необходимые предпосылки усиления привлекательности Москвы для мигрантов вообще и, в частности, способствовали активизации еврейской миграции в московском направлении.

Владимир Палей.